Get Adobe Flash player
iud24 iud19 iud03 iud30 iud10 iud34

Синагога изгнания

Недавно родившаяся церковь все взяла у Израиля: Писания, патриархов, Старый и Новый заветы; Закон, культ, пророков, Деву Марию, Христа, апостолов и, наконец, примитивное христианство. Этого уже нельзя сказать о христианском монашестве, прошлое которого не удастся связать с иудейскими затворниками-ессеями, сведения о которых обогатились после того, как были найдены манускрипты Мертвого моря. Она столь хорошо это осознавала, что провозгласила себя наследницей синагоги, Новым Израилем. А наследуют — у умерших. Но хотя Израиль, казалось, неминуемо должен был испустить дух в войне с Римом, возобладала противоположная судьба. Он спас следы своей духовной аутентичности: свои писания, свои традиции, свои верования — и, отказываясь признать поражение, расположился на обочине Истории в ожидании обещанного восстановления в правах. Синагога изгнания была построена таким образом, что оказалась способной выстоять во всех бурях Истории и, не склоняясь, ждать часа излияния мира, когда глаза ее смогут наконец раскрыться, чтобы созерцать славу восторжествовавшего Мессии.

Ситуация была чревата неминуемым конфликтом, истинный смысл которого — в ангажировании предназначения души человечества. Мир между синагогой, провозвестницей слова, данного в Откровении, и Мессией Славы, с одной стороны, и образовавшейся внутри иее церковью, преклоняющейся перед Словом сущим, и Мессией распятым — с другой, если бы он однажды настал, обозначил бы конец противоречий между людьми и конечный триумф единства любви, которые синагога и церковь провозглашали и которым служили согласно своему призванию.

И война была кровавой. Падение Иерусалима отметило остановку движения экспансии иудаизма и его внешних миссий. Всех сил было недостаточно, для того чтобы обеспечить дело спасения реликвий. Более того, на побежденных иудеев вскоре должен был обрушиться удар прозелитизма: со стороны начавшего побеждать христианства, а с момента обращения в новую веру Константина — и со стороны правителей империи. Лишенный каких-либо средств защиты, Израиль укрылся в могущественной пассивности молитвы. 11одобное сопротивление (единственное, которое никогда не терпело поражения в Европе) было придумано столь удачно, что раздражало — порою вплоть до ярости — распространителей и правоверных новой веры. И Крест стал распятием для ожидающих Мессии Славы.