Get Adobe Flash player
iud09 iud10 iud03 iud12 iud34 iud24

Откровение Божие

Пред лицом божественного характера полностью принятого Откровения Божия недостойно делать выбор в пользу удобств. Но здесь Гирш вводит новшество: евреи должны принимать освобождение с радостью. Они перестали быть иностранцами в Городе, и это изменение, превратившее их в граждан израэл итской конфессии, подчиняет их примату Закона государства. Таким образом, они должны держаться между двумя полюсами: верности своей Торе и верности своей Родине — в ожидании мессианского освобождения. Отныне таковым будет официальное учение консервативного иудаизма в Восточной Европе и Америке, где с этих пор, в зависимости от времени, страны и общины, будут делать упор то на то, то на другое: Бог или мир.

В сущности, раскрепощение в тех странах и в те времена, когда оно не вызывало нового подъема гонений, было в высшей степени благоприятным для временной судьбы евреев. И возникла опасность, что оно станет фатальным для их религии. Мы подчеркивали внутренние факторы, которые привели к расколу и кризису в современном иудаизме. Множество евреев, столкнувшихся с нитегризмом или фидеизмом, которые иарализовывали течение истории, и модернизмом, который разлучал религию с ее содержанием, верой п аутеничностью, выбрали разрыв и ассимиляцию — настолько, что некоторые поверхностные наблюдатели заговорили о «деградации религии Израиля, знаменующей конец иудаизма». И казалось, что они были совершенно нравы, если не учитывать религиозных гонений, никогда не достигавших такого накала за всю историю человечества, крушения традиционных структур иудаизма изгнания, религиозного раскола и междоусобных баталий между фракциями интегристов и модернистов. И эта картина вписывалась в гораздо более мрачные рамки общего подъема современного материализма, выступающего против любой формы веры, против всех конфессий и религий. Более того, 1940— 1945 годы стали свидетелями жестокого истребления великих европейских центров еврейской жизни. Казалось, она истощилась даже в своих истоках и ее история достигла самых крайних пределов поражения.