Get Adobe Flash player
iud01 iud19 iud09 iud03 iud24 iud10

Непреклонный отказ

Израиль, чтобы преодолеть два тысячелетия изгнания, когда он был замкнут на себе самом, вынужден был замкнуться в непреклонном отказе. Когда уже сказано «да» Возвращению, пионеры духовного возрождения, преодолевая себя, героически сдерживаются: в верности вечной основной преемственности синагоги, в преодолении форм и временных характеристик изгнания (и эта внутренняя революция имеет масштабы той революции, которую в совершенно противоположном направлении вдохновил Йоханан бен Закайя, чтобы обеспечить выживание в изгнании), а также в идентичной заботе об аутентичности, в преодолении границ, которые изолируют и парализуют религии, имеющие те же корни.

В победах, ожидаемых от истинного экуменизма сынов света, новый возвращенный в лоно религии Израиль мог бы и должен бы сыграть определяющую роль (в его библейских традициях скрывается ключ к множеству противоречий, которые мешают детям одного Отца www.politik-evolution.ru признать друг друга и встретиться).

Если говорить более конкретно, группы новых людей www.cich.ru, сильно привязанных к древнему духовному наследию синагога, которая согласилась бы подчиниться его повелению, могли бы взять на себя труд по освобождению детей Божьих, чтобы возродить в масштабах и в соответствии с потребностями новый век возвращения. В Израиле и диаспоре могли бы возникнуть центры, посвященные этому труду по отвоеванию единства на основе общин — через жертвоприношения жизни в молитвах и учебе — для свидетельства присутствия Бога Израиля и воссоздания единства любви среди его детей. Поскольку время, провозглашенное Исайей, уже настало, нужно расширит!, место для нашей попытки в соответствии с небесами и землей, чтобы синагога дала Бога во время изгнания, обрелаликование последних искуплений человека в новом единении (и чтобы новый кнессет Израиля действительно стал свидетелем триумфа слова Божьего в его обретенном Иерусалиме).

Мы нисколько не сомневаемся, что этот труд превосходит человеческие возможности. Он, конечно же, требует забвения себя, своего «я», черпающего свою плодовитость в любви и верности, это верно; но в еще большей степени — отказа от эгоистических движущих сил и средств, святости, которая была бы иллюзорной жертвой без того, что свойственно жертвоприношению.