Get Adobe Flash player
iud10 iud24 iud03 iud30 iud34 iud01

Начало изгнания

Воссоединение в узких границах Земли обетованной евреев родом из 102 стран мира1 позволило вспыхнуть парадоксу их духовной разобщенности, которая отмечает предвестие Возвращения. Вернувшись в Израиль, они привезли с собой клочья истории, от которой они оставались отделены. Таким образом, иудаизм здесь сложился в виде мозаики веков и верований, которые возрождают каждый этап двухтысячелетнего прошлого. Скажем, йеменские евреи — и в этом нет никакого сомнения — остались современными началу изгнания. Уже в наш век они сохраняют мышление, верования, чтение псалмов, поведение и надежды тех рабби, которые еще управляли Мишной. Эти евреи Востока или Африки, родившиеся в Судане или в Сахаре, воплощают суровость доисламского прошлого нашей истории. А их соседи сефарды родом из Северной Африки принесли туда доброту, унаследованную от «золотого века» мусульманской Испании. И вот мы наблюдаем, как пред нами среди этих двух иешив появляется группа каббалистов и талмудистов, словно вышедших непосредственно из XV века Испании и Польши. Здесь мы попадаем в Сур и Пумбедиту и слышим голоса таннаев, Мишны, талмудических амораев и сабораев или же сафедских мистиков, которым было видение воскресения, свидетелями коего мы являемся. Здесь же присутствуют и хасиды, и, чтобы мы уже не сомневались, можно понаблюдать, как при августовской палящей жаре они прогуливаются в своих широких плащах, которые носили на берегах Дуная, обросшие пейсами гг длинными бородами. Ннкто не потерялся в пути. Около Рамле, в Мацлиахе, мы обнаруживаем полторы тысячи караимов, организовавших этот мошав, в котором они возрождают веру, зародившуюся в Вавилоне в VII веке. Что же касается рекорда долголетия, он, несомненно, приггадлежггт ста пятидесяти самаритянам из Голана, словно сошедшим непосредственно со страниц Библии. Они продолжают ежегодно восходить на гору Елеонскую в Трансиордании, чтобы принести в жертву пасхального агнца. От самых древних библейских времен и до наших дней, не нарушая связи, множа возрождение каждого из веков иудаизма, история, похоже, стремится с блеском и но возможности без оговорок продемонстрировать единство его основы и преемственности своих замыслов. Аксиома Кроче: «Вся история современна» — находит здесь поисти не блестящее подтверждение.