Get Adobe Flash player
iud12 iud03 iud30 iud09 iud34 iud19

Экзегезы и канонические комментарии

Иудейский мистицизм в Германии. В Германии, расколовшейся в 843 г. империи франков (Верденский договор), самые первые еврейские сообщества появились в Лотарингии, Франконии, Швабии и вдоль берегов Рейна. Позднее они распространились в верховьях Дуная и Эльбы и проникли в Баварию, Австрию и Богемию. В период становления французской школы экзегезы и канонических комментариев священных текстов в Германии шел подъем мистическог о направления, сыгравший определяющую роль в будущем европейского иудаизма (середина XII века — середина XIII века). Все три основателя немецкого хасидизма принадлежали к семье Калонимус родом из Италии. Духовные завещания Самуила Святого (Шпайер, середина XII века), Иегуди Хасида (умер в Регенсбурге в 1217 г.) и Елиезера бен Иегуды Вормсского, изложенные в «Сефер хасидим», или «Книге благочестивых», вернули иудаизму силу учения, необузданность веры, порою даже экстатического пыла, который будет вдохновлять на протяжении веков религиозную жизнь еврейских сообществ Европы. Баэр подчеркнул схожесть средневекового иудейского мистицизма с христианским монашеским движением. Историческое положение рабби Иегуди Хасида соседствует с положением его современника Франциска Ассизского и единым махом сближает Калонимусов со средневековыми рейнскими мистиками. Так из-за нестойкости веры таинственные пробуждения толкают людей к одному и тому же абсолютному. Учение «Сефер хасидим» требует от ученика аскетического отказа от вещей этого мира. Постоянная религиозная обрядность строгой целомудренности часто дополняются суровыми покаяниями. Эта аскеза должна была приводить к чистому созерцанию тайны южней. Хасид — человек, который должен радостно принимать любую низость мира, переносить оскорбления, обиды, страдание, ие давая ослабевать своей радости из любви к Господу. Его жизнь должна быть постоянным жертвоприношением Богу и будущему. Дин шамаим — хасидский суд небес — руководствуется порядком совершенного отказа от собственной воли, чтобы жить, вдохновляясь боязнью и любовью к Богу. Исполнение воли Божьей таким образом становится в душе верующего чистым актом любви, часто описываемым в стилистике «Песни песней» — по лексике и эротическим образам.