Get Adobe Flash player
iud34 iud12 iud19 iud24 iud09 iud03

Божественная реальность

Выдающаяся черта Мишны — то, что она запечатлела юридические основы для иудаизма изгнания. Тора — это слово, данное в Откровении, она должна руководить всей жизнью людей, признающих в этом спасение. Все поступки и намерения человека должны в принципе быть согласованными с желанием Божьим, данным в Откровении в Торе. А там, где Тора ничего не предусмотрела, ее дополняет вдохновленная ею традиция. Это слова скрибов, подогнанные к Торе путем чрезвычайно тонких умозаключений, — «горы, подвешенные на волоске». Разрушенный Храм стал необходимым для освещения единственной божественной реальности, которую еще сохранял Израиль. Каждая еще доступная заповедь Торы навязывалась с равной полнотой, и раввин отказывается различать в ней малые и большие заповеди. Есть только одно Слово. Страстное стремление узнать волю Господа и воплотить ее на практике для обеспечения общего спасения помещало учение в первый ряд религиозного долга, поскольку знание благоприятствовало молитве сердца и созерцанию сверхъестественного порядка. Цель религиозного пути, определенного таким образом, выражается в последних достижениях через соглашения Отцов:

При таких перспективах следование закону реализует порядок Божий для человека, очищение желаний и страстей собственно воли, и ее очищение преобразует ее в Бога вплоть до единения в любви. Все добродетели, проповедуемые Мишной, ориентируются, таким образом, на высшую цель соединения воли человека с волей Господа Записав Мишну, таннаи определили основные структуры Устного закона. Они обеспечили преемственность традиционных учений, но не настаивали на их полной неизменности. Мишна не была ни единственным источником, ни конечным результатом. Благодаря своей лаконичности она служила опорой традиционного толкования Библии и как таковая сама потребовала комментария.